Инструменты пользователя

Инструменты сайта


examination:philosophy:question15

Вопрос №15. Социальная философия эпохи Возрождения. Разграничение политики и морали. Утопические идеи. Движение за реформу церкви в XIV-XV вв. _Протестантизм_

Социальная философия эпохи Возрождения на примере Макиавелли

Никколо Макиавелли написал трактат «Государь». Эта работа благодаря своей остроте, убедительности, неожиданности и меткости выражений стала одной из немногих политических книг, вошедших в мировую литературу. Самый революционный аспект «Государя» не в том, о чем там говорится, а в том, что игнорируется. До Макиавелли для всех политиков-теоретиков главным вопросом была цель государства. Власть мыслилась только средством достичь справедливости, благосостояния, свободы или Бога. Макиавелли утверждает, что целью является сама власть, и обсуждает только средства взять, удержать и распространить ее. Макиавелли отделяет власть от морали, религии и философии, устанавливая государство как автономную систему ценностей, не зависимую от других источников. Во имя государства можно нарушить и религию, и мораль. Все позволительно, даже обязательно - вплоть до тягчайших преступлений. Макиавелли не считает мораль ниже государства, просто каноны власти и узы морали не соприкасаются. Для моралиста выше всего этика, для священника - религия, для государственного деятеля - интересы государства. «ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА…» Если безопасность государства зависит от предстоящего решения, не следует учитывать, справедливо оно или нет, гуманно или жестоко, благородно или постыдно. Отодвинув все в сторону, нужно спрашивать лишь одно - спасет ли оно жизнь и свободу государства?« Макиавелли нигде не восхваляет аморальность ради аморальности, он не нигилист; он не отрицает общечеловеческих ценностей и не пытается их разрушить. Но у государственного деятеля нужды власти превалируют над моралью. Не Макиавелли изобрёл политическое убийство, предательство и обман. Но до него они совершались de facto, и никто не пытался их узаконить. Старались не замечать или оправдывать, или, в лучшем случае, строго осуждать «отдельные эпизоды» (ибо эти преступления, как бы часто ни совершались, считались исключениями). Макиавелли, покончив с лицемерием, создал четкую систему ценностей, отличных от общепринятой морали. Добро и зло превратились в его трактате из абсолютных категорий в относительные. Использование яда - добро, если этим избавляешься от политического врага, тем более, если никто не узнает. Это вовсе не означает, что отравления вообще допустимы; цель политики - власть, то, что эффективно для ее достижения - добро, то, что неэффективно, - зло, если употребить религиозный термин - грех. Добродетели государя - решительность, честолюбие, сила, удачливость, а не богобоязненность, порядочность и целомудрие. Макиавелли видит даже «величие» в изящных и великолепных преступлениях.

У главы знаменитой семьи Борджиа, папы Александра VI, был личный палач и отравитель, занятый делом постоянно. Макиавелли пишет: «Александр VI только и делал, что обманывал, ни о чем другом не думал и находил случаи для этого; никто лучше его не мог давать заверения, подтверждая их сильнейшими клятвами, и никто не заслуживал меньше доверия; однако всегда он преуспевал в своих обманах».

Сына Александра VI, Чезаре, Макиавелли боготворил: Чезаре убил своего старшего брата, убил мужа сестры… Имя прочим его преступлениям - легион, и жестокость его не уступала предательству и разврату. Именно Чезаре, как всеми признано, послужил Макиавелли моделью для образа Государя - «не найти лучшего примера, чем действия этого человека». Власть, считал Макиавелли, превыше всех социальных ценностей. Религия - оружие влияния и контроля в руках государя; там, где народ религиозен, его легко подчинить и дисциплинировать. Внимание к религии ведет к возвышению государства, а пренебрежение ею - к гибели. Страх перед Богом можно временно заменить страхом перед государем, но жизнь правителя коротка. И он должен поддерживать религиозные доктрины и веру в чудеса, даже зная, что это ложь, лишь бы было полезно для государства. Макиавелли критикует христианство, которое «прославляет, скорее, смирение и созерцательность, чем активное действие», идеализируя презрение к земным благам, подразумевает лишь стойкость мученика, не учит силе, с помощью которой совершаются подвиги. Суть в том, что Макиавелли - пессимист. Для пессимиста мир не меняется, не способен к совершенствованию, и разум не в силах справиться с жестокой правдой природы и истории. Преклоняясь перед «героями» (а только «герой» может создать государство), Макиавелли пренебрегал учреждениями. Он понимал, что при стабильных учреждениях реформатор не нужен. Макиавелли не понимал, что правильно организованные идеи и идеалы могут стать решающим оружием в политической борьбе. Кладбища истории усеяны трупами презирающих идеалы «реалистов» типа Наполеона, Вильгельма II, Гитлера и Муссолини. Все они недооценивали решающий компонент в борьбе - стремление человека к свободе. Эти «реалисты» умно и реалистично находили средства для осуществления своих завоевательных планов. Но что толку в реализме средств, если цель нереальна и безумна? Так как Макиавелли интересовали только средства захватить, удержать и расширить власть, а не цель государства, он не знал соотношения средств и цели. А цель не существует помимо средств, она постоянно формируется ими, в конечном счете, ничтожными средствами не достичь великой цели. Таким образом, можно усомниться, реалистичны ли методы Макиавелли даже с точки зрения власти.

В мире существует ряд политических благ, из которых особенно важны три: национальная независимость, безопасность и благоустроенная конституция. Лучшей конституцией является та, которая распределяет юридические права между государем, знатью и народом, пропорционально их реальной власти, т.к. при такой конституции трудно осуществить революции, и поэтому возможен устойчивый порядок. Однако политика включает в себя так же вопрос о средствах. Если цель признается хорошей, то нужно избирать такие средства, которые обеспечивают ее достижение. Для достижения такой цели необходима сила. Часто она зависит от общественного мнения, общественное мнение от пропаганды, а в пропаганде выгодно казаться добродетельнее своего противника.

Он был убежден, что «христианство своим учением обессилило мир и отдало общество в руки мерзавцев». Он призывал интересы отдельного человека подчинить интересам всего государства, а государство - отдать в руки монарха. Задача монарха - принудить всех работать на общество и особенно не церемонится с элитой. Последнюю (дворян, церковников, государственных служащих) он называл «заклятыми врагами гражданской власти». «Кто хочет основать республику в стране, где много элиты, тому надлежит сначала уничтожить последнюю». Монарх во имя интересов общества должен в своей государственной деятельности не руководствоваться моральными принципами, а обязан использовать обман, предательство, хитрость и тому подобное.

Утопические идеи Томаса Мора

В замечательном произведении «Утопия» Томас Мор (1478—1535) подверг критике существующий в Англии общественный и политический строй. Монархи, пишет он, безжалостно, вопреки здравому смыслу, повелевающему заботиться о подданных, беспощадно угнетают их. Хотя честь и безопасность государя коренятся в благосостоянии народа, при дворах королей не хотят этого знать Вместо того чтобы устранить зло, правительства обрушиваются всей тяжестью «правосудия» на угнетенных. Критика современного Мору государства и кровавого законодательства Англии и описание политического строя будущего занимает в «Утопии» значительное место Мор до некоторой степени угадывает сущность государства. «При неоднократном и внимательном созерцании всех процветающих ныне государств я могу клятвенно утверждать, что они представляются не чем иным, как некиим заговором богачей, ратующих под именем и вывеской государства о своих личных выгодах» По сути дела Мор подходит к пониманию угнетательской роли описываемого им государства, его антинародного характера.

Мор подвергает всесторонней критике язвы существующего общества и считает их причиной частную собственность. Трактат Мора был страстным протестом против всего социально-политического строя, основанного на частной собственности. «Где только есть частная собственность, где все мерят на деньги, там вряд ли когда-либо возможно правильное и успешное течение государственных дел». Именно частная собственность — источник всех зол, бедствий в государстве. Сколько ни издавать законов в государстве, где есть частная собственность, они бессильны. Мор показывает, что современные ему законы защищают интересы богачей, что эти законы ничего общего со справедливостью не имеют. Резкой критике подвергается «кровавое законодательство» и вся система уголовного законодательства и правосудия в Англии. Равенство и справедливость возможны только тогда, когда полностью будет уничтожена частная собственность. Мыслитель рисует в своей книге такое общество, где ликвидация частной собственности привела к установлению равенства.

Если большинство предшественников Мора понимает коммунизм как общность предметов потребления, то Мор в центр внимания ставит общность производства. В «Утопии» труд носит обязательный характер. Все должны заниматься физическим трудом, от которого освобождаются лишь ученые и должностные лица на период исполнения ими общественных обязанностей. Все население «Утопии» занимается как ремесленным, так и земледельческим трудом. Так как здесь работают все, то при непродолжительном рабочем дне население, по мнению Мора, может быть обеспечено всем необходимым Политическое устройство, которое Мор считает идеальным. основано на всеобщем равенстве и свободе. Его политический идеал пронизан демократизмом. Все основные должностные лица избираются народом, отчитываются перед ними и должны действовать в интересах народа. Важные вопросы обсуждаются всеми жителями «Утопии». Главная обязанность должностных лиц состоит в том, чтобы заниматься организацией хозяйственного процесса У Мора должностные лица — не привилегированное сословие, а слуги народа. Во главе государства стоит выборное лицо, которое называется князем, но которое фактически является президентом. Мор пишет «Ни один чиновник не проявляет надменности и не внушает страха Их называют отцами и они ведут себя достойно».

Подобное общественное и политическое устройство ведет к высоким нравственным качествам населения «Утопии». Вследствие этого в государстве незначительное число законов. Строй описанного им общества Мор признает «не только наилучшим, но также и единственным, который может присвоить себе с полным правом название общества. Именно, в других странах повсюду говорящие об общественном благополучии заботятся только о своем собственном. Здесь же, где нет никакой частной собственности, они фактически занимаются общественными делами». Социалистический идеал Мора был ярким протестом как против феодализма, так и против капиталистических отношений. Тем самым Мор шел много дальше буржуазных гуманистов, ибо объективно выражал интересы и вековые мечтания трудового народа о таком социально политическом строе, где нет ни насилия, ни эксплуатации человека человеком. Замечательны высказывания Мора, обращенные против захватнических войн.

При всей своей прогрессивности учение Мора было утопическим, ибо в материальных условиях жизни того общества не было предпосылок для построения социализма. Ограниченность воззрений Мора, исходившего из современного ему низкого уровня техники, сказывается в том, что он ориентируется на ремесленный труд и в его «Утопии» для выполнения особо неприятных работ сохраняется рабство.

Мартин Лютер и реформа церкви

Во времена Лютера церковь делала большой упор на представление о Творце как о Великом Судье мира. И, для того чтобы не подпасть под Его всевидящую, карающую длань, человеку необходимо было все силы направить на то, чтобы ни разу в своей жизни не оступиться и не пропустить момента для совершения благого дела. Ибо именно так и понималась библейская заповедь о любви к Богу.

Но такое положение вещей казалось Лютеру громадной ловушкой. Приняв это представление для себя близко к сердцу, Лютер увидел опасность там, где другие ее не замечали. Если Бог Судья, никто не может избежать Его праведного гнева, так как «все совратились с пути, до одного негодны: нет делающего добро, нет ни одного».

Так что же делать, как быть? Разве можно любить такого Бога? Можно любить Того, Кто уже заранее готов осудить мир так и не дав ему шанс ко спасению… ?

Однажды Лютер наткнулся на послание апостола Павла, которое всем своим смыслом изменило всю его жизнь: «В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: «праведный верою жив будет»». Оказывается Бог не просто наказывает человека, но и дает ему возможность оправдания перед Ним: «праведный верою жив будет». Если все совратились с праведного пути, если нет ни одного кто мог бы безошибочно прожить свою жизнь, если нет ни одного абсолютно идеального человека и, если в результате всего этого, человечество осуждено на вечное пребывание вне Бога, в аду, то все равно из всего этого есть выход - ВЕРА! Именно она приводит человека к праведности, именно она дарует ему Вечную жизнь.

Итак, Лютер освободился от мысли, что необходимо усиленно трудиться для того чтобы заработать спасение, и пришел к революционному убеждению что оправдание - это дар веры! Лютер начинает проповедовать эту идею в своих лекциях и…, вступает в конфликт с церковными властями по вопросу, касающемся индульгенций.

Когда папа Юлий II в 1506 году решает заложить базилику св. Петра в Риме, он призвал верующих всех стран Священной Римской империи помочь в этом деле финансами. Было принято решение давать индульгенции тем, кто в плюс к обычным делам праведности, совершит еще одно - выделит деньги на строительство. Это был хороший повод для Лютера выступить со своей доктриной и, в 1517 году, он прибил 95 тезисов на воротах кафедрального собора Виттенберга, в которых указал на свое несогласие с позицией официальной церкви.

Благодаря историческому моменту идеям Лютера, можно сказать, повезло. С одной стороны немецкий народ не хотел дополнительных поборов для Рима, а с другой многие немецкие феодалы желали большей независимости от Римской курии. Поэтому проповедь бессмысленности индульгенций и сбора налогов для чужой церкви повела за ним народ и власть. И, таким образом, 95 тезисов на воротах Виттенбергской церкви становятся причиной рождения крупного движения, получившего название протестантизма.

Основные принципиальные пункты доктрины Лютера гласят следующее: 1. Для спасения достаточно только Божьей Благодати и личной веры в Христа (Его искупительную Жертву), без учета личных достоинств.

2. Истинно только Писание но не предание. Церковное предание конечно же не считается чем то «лишним» (как это происходит у радикальных течений протестантизма), к нему обязательно нужно прислушиваться, без христианского опыта поколений нельзя обойтись в духовной жизни, но воспринимать его нужно исключительно через призму Священного Писания.

3. Из семи таинств католической церкви: крещения, конфирмации, брака, священства, елеоосвящения, исповеди, таинства алтаря, сохраняются только два: крещение и таинство алтаря.

4. Культ святых и Богоматери воспринимается только в свете следования Христу.

В 1518 году папа приглашает Лютера предстать на суд в Рим, но он отказывается, указывая на то, что решать спорные вопросы может только церковный собор.

1520 год приносит Лютеру официальное осуждение Рима в лице папы Льва X выпустившего буллу «Exurge». А в 1521 году, в результате отказа подчиниться, папа отлучает Лютера от церкви. Лютер отвечает на это работой «Против папства основанного дьяволом». Он вообще кажется нисколько не смущен официальным обвинением себя в ереси со стороны Рима и, вместо того чтобы по мирному уладить возникший конфликт, сжигает каноническое право, таким образом подчеркивая свою свободу.

После официального осуждения идей Лютера, император Священной Римской империи Карл V, Парижский университет и король Англии высказываются против реформ. Но часть немецких феодалов выступает на их защиту. А другая часть, верная папству, формирует католическую лигу для защиты своих идей. Для того чтобы избежать гражданской войны, собрание высшего духовенства и мирской знати в Спире (1526 г.) приняло решение, что на время каждый принц, в зависимости от конфессиональной принадлежности, может вводить у себя ту религию, которая ему по нраву. По принципу - чья земля, того и религия. И это до тех пор, пока общий собор не разрешит кто прав.

Многие регионы Германии объявили себя последователями Лютера. И для того чтобы остановить все разрастающуюся схизму, в том же Спире, в 1529 году, было поспешно созвано новое собрание, решение которого вызывает протест у последователей реформы. В результате чего они и получают название, которое утвердиться за ними вплоть до наших дней - протестанты. В 1530 году в Аугсбурге протестанты устраивают свой собор, на котором вырабатывают концепцию своего вероисповедания, получившее название Аугсбургского.

В ответ на это, католическая церковь со своей стороны созовет в лице папы Павла III, общий церковный собор в Тренте (1536 год), на котором реформаторы откажутся принимать участие. К компромиссу все же придут в 1555 году с заключением Августовского мира. Новая религия будет признана с теми же правами как и католическая. С этого момента в Германии официально практикуются две конфессии - Католичество и Протестантизм.

examination/philosophy/question15.txt · Последние изменения: 2014/01/15 12:23 (внешнее изменение)