Инструменты пользователя

Инструменты сайта


examination:history:question11

Вопрос №11. Русь и Золотая Орда (XIII-XV вв.): последствия нашествия, система взаимоотношений русских княжеств с Ордой. Влияние ислама на русские земли

Почти 250-летняя зависимость от Орды имела далеко идущие последствия для исторической судьбы России. Во-первых, Русь надолго была вырвана из общего потока европейского развития. Во-вторых, эта зависимость стала главной причиной отставания России от Западной Европы. В-третьих, длительное подчинение Орде с ее деспотическим режимом существенно ослабило начала демократических (вечевых) свобод, существовавших в Древней Руси, усилив княжеское единовластие с признаками азиатского деспотизма. В-четвертых, продолжительное вынужденное общение с монголо-татарами сказалось на русской бытовой культуре, нравах и даже на национальном характере. В-пятых, значительно укрепились в период монгольской зависимости позиции и влияние православной церкви, сыгравшей важнейшую роль в духовном выживании русского народа.

1.Население

Монгольское нашествие предопределило распад раннесредневековой русской этнической общности. Для Европы в целом это было нехарактерно: большинство европейских раннесредневековых народностей либо сохранили свою целостность, либо пошли по пути интеграции с близкородственными этносами.

2.Социально-экономическое развитие.

Непосредственное воздействие монгольского завоевания на экономику Руси выразилось прежде всего в разорении территорий во время ордынских походов и набегов, особенно частых во второй половине XIII в. Более всего пострадали города. Из известных нам по раскопкам 74 русских городов XII-XIII в. было разорено 49, т.е. почти две трети. Из них 29 так и не поднялись из пепла и постепенно превратились в села. Пришло в упадок ремесленное производство. С другой стороны, завоевание привело к систематическому выкачиванию значительных материальных средств в виде ордынского выхода и других поборов, что обескровливало страну.

Главной формой зависимости Руси от Золотой Орды была уплата дани. Сам размер дани никогда не был зафиксирован (по крайней мере письменно). Он менялся в зависимости от численности населения Руси и от стабильности самих русско-ордынских отношений (т.е. от реальной экономической и политической силы русских князей и ордынских ханов). Численность населения устанавливалась ордынскими переписями («число»).

Первоначально сбор дани осуществлялся специальными ханскими представителями – баскаками. Но в 1262 г. произошли одновременные восстания во многих русских городах (Ростов Великий, Владимир, Суздаль, Переяславль-Залесский, Ярославль и др.) против баскаков. Эти бунты были подавлены ордынскими военными отрядами, находившимися в распоряжении баскаков. Но ханская власть учла уже 20-летний опыт повторения таких стихийных мятежных вспышек и отказалась от баскачества. С 1263 г. сбор дани и ее доставка в Орду перешли в руки русских князей. За общий сбор дани стал отвечать великий князь Владимирский.

Первая ордынская перепись населения Северо-восточной Руси была проведена в 1255 г. и сопровождалась спонтанными волнениями местного населения. Вторая ордынская перепись населения на Руси прошла в 1272 г. под руководством и присмотром русских князей, русской местной администрации. Она прошла мирно и спокойно.

Установление власти Золотой Орды привело к тому, что процесс формирования сословий на Руси затормозился. Зато усилилась роль государства во всех сферах жизни. Это способствовало ликвидации тех сословных организаций, которые складывались на Руси до монгольского нашествия. Зато быстро развивалось система личной зависимости всех сословий от представителей власти.

3.Политический строй.

Монгольское завоевание искусственно и резко прервало независимое развитие русской государственности. Не только оборвалось государственное развитие, но вся русская государственная машина в княжествах, попавших под власть Золотой Орды, была круто переориентирована Восток, в Азию. Изменилось существо русской внешней политики: из самостоятельной она стала вассальной, из ориентированной на европейскую государственность и культуру превращалась в приспособленческо-азиатскую, из базирующейся на христианской психологии и понятиях начинала базироваться на восточно-рабской психологии.

В 1240 г. Русь в военном отношении была покорена монголами. К этому времени все открытые и широкие военные действия монголо-татар закончились из-за полного прекращения русского сопротивления. Среди русских князей в отношениях с Ордой возобладала линия Александра Невского на признание власти монголо-татар и использование военной мощи Орды в борьбе против угрозы с Запада.

Невзирая на недовольство в народных низах, он активно боролся с антиордынскими настроениями на Руси, считая их опасными, провокационными, и вел поэтому решительную линию на достижение стабильных мирных отношений с Ордой и ее ханами, не останавливаясь перед открытой демонстрацией своей покорности завоевателям. Отсюда логически следовало то, что Александр Невский безжалостно подавлял любые антиордынские выступления с русской стороны, невзирая на лица, т.е. наказывая за поддержку таких выступлений не только участвующие в них народные массы, но и представителей правящего класса, самих князей, в том числе и собственного сына и брата, мешавших ему в осуществлении политики примирения с Ордой.

Пример и давление Александра Невского быстро нашли отклик у правящей верхушки русских монархов, которые стали вскоре даже соревноваться между собой за выражение преданности «царю», т.е. ордынскому хану.

Разгромленная, подавленная и опустошенная Русская земля стала улусом татарского хана («царя», как называли его русские летописи). Его власть не отменяла и не заменяла власти русских князей. Орда не установила своего управления на Руси. Князья становили как бы вассалами ханов. Власть князей не только сохранилась, но и усилилась, ибо отныне опиралась на огромную военную мощь хана.

Признав верховную власть хана, русские князья должны были получать у хана утверждение своих политических прав на принадлежавшие им владения – им выдавался ярлык, т.е. документ, подтверждающий их права. Также хан выдавал и ярлык на великое княжение. По требованию Орды князья должны были участвовать в ее походах, население княжеств облагалось данью.

Послы Золотой Орды на Руси не были обычными постоянными внешнеполитическими представителями хана при великих князьях, а являлись чрезвычайными и полномочными посланцами хана, направленными на Русь для наведения порядка в связи с определенными обстоятельствами во внутриполитической жизни и взаимоотношениях между отдельными княжествами. Ханские послы имели право принимать и исполнять на месте, от имени хана, любые конкретные военные и политические решения, без их обжалования. Ханские послы подчинялись и давали отчет только лично хану. За 245 лет в общей сложности из Орды на Русь было послано 60 послов. В XII-XIV вв. ордынские послы посылались на Русь в среднем каждые 4 года, в XV в. – каждые 8 лет. (Это косвенно говорит об ослаблении контроля Орды)

Регулярные приезды русских князей и их родственников по вызову ханов в Орду постепенно сложились в своеобразную вассальную повинность и образовали специфический внешнеполитический аспект деятельности представителей русской монархической власти по сношению с властями Золотой Орды. Всего за 188 лет (с 1242 по 1430 гг.) князья приезжали в Орду 70 раз.. Если учесть три длительных перерыва в таких приездах (1372-1382, 1393-1402 и 1412-1430 гг.), то фактически для большинства князей процедура посещения Орды происходила каждый второй год. Многие князья были во время этих приездов казнены, убиты, отравлены или просто скончались от стресса. Любое ослабление Орды влекло сразу же перерыв или прекращение княжеских приездов, т.е. немедленно проявлялось в ослаблении личной вассальной зависимости русских монархов.

Истинная роль князей во время этих поездок сводилась к роли заложников, т.е. вещественных гарантов вассальной зависимости соответствующих княжеств от Орды и гарантов лояльности политики своих государств в отношении Орды (в том числе – гарантов выплаты дани). Аналогов такой практики в истории международных отношении не встречается более нигде.

Главной чертой русско-ордынских отношений было отсутствие их юридического, письменного оформления каким-либо двусторонним документом – договором, соглашением, вассальным обязательством и т.п. Все договоренности русских князей с ордой были устными. При этом русские князья давали вещественные гарантии (дань, аманаты-заложники, подарки), а ордынских гарантий не существовало ни письменных, ни устных.

4.Положение церкви.

С православной церковью у ханов сложились особые отношения. Как и большинство язычников, они чтили местных богов и покровительствовали жрецам, считая, что это умилостивит чужих богов и привлечет их на сторону монголо-татар. В результате русские митрополиты получили от ханов ярлыки, которыми обеспечивалась личная неприкосновенность и привилегии духовенства, а также охрана имущества церкви. Веротерпимость монголо-татар распространялась столь далеко, что православная церковь смогла учредить епископскую кафедру в столице Орды – Сарае. Единственным требованием к православной церкви у ордынцев были молитвы за здоровье великого хана. Но это способствовало увеличению имущества и доходов церкви, пожертвований в казну митрополита. Ситуация стала менее благоприятной, когда в Орде официальной религией стал ислам (в начале XIV в.). Но и тогда в целом положение православной церкви мало изменилось.

В татарах на Руси видели «наказание божье», ниспосланное на Русскую землю за грехи. Не трудно видеть, что эта позиция не только весьма пассивна, но что она, кроме того, фактически снимает вину за порабощение Руси и с монголо-татар, и с русских князей, допустивших такое иго, и перекладывает эту вину целиком на народ, оказавшийся порабощенным и страдавший от этого более всего.

Исходя из тезиса о греховности, церковники призывали русский народ не к сопротивлению захватчикам, а к собственному покаянию и к покорности татарам, не только не осуждали ордынскую власть, но и… ставили ее в пример своей пастве. Это было прямой оплатой со стороны православной церкви дарованных ей ханами огромных привилегий – освобождения от налогов и поборов, торжественных приемов митрополитов в Орде, учреждения в 1261 г. особой сарайской епархии и разрешения воздвигнуть православный храм прямо напротив ханской Ставки. (После развала Орды, в конце XV в., весь персонал сарайской епархии был сохранен и переведен в Москву, в Крутицкий монастырь, а сарайские архиереи получили титул митрополитов, хотя никакой реальной церковно-политической деятельностью уже не занимались.)

5.Культура.

В области духовной культуры прослеживается непосредственное воздействие монгольского нашествия: гибель значительных культурных ценностей, временный упадок каменного строительства, живописи, прикладного искусства, утрата секретов ряда ремесел, ослабление культурных связей с Западной и Центральной Европой. Но глубоких структурных изменений в целом не произошло: литература и искусство второй половины XIII-XV в. в общем продолжают традиции предшествующего периода. Из иноземных культурных влияний преобладающим было византийское и южнославянское. Устойчивость культурной сферы средневекового русского общества к деформациям объясняется скорее всего ее относительной открытостью, непосредственной связью с общественным сознанием (в отличие от сферы социальных отношений) и ее неотделимостью от религии. В обстановке противоборства с иноконфессиональными государствами сохранение веры, традиционных культурных ценностей было проявлением стремления к независимости и единению всего русского народа

Все же заимствования восточной культуры были неизбежны. Русский язык обогатился словами и понятиями, заимствованными из монгольского и тюркского языков. Неудержимо проникали на Русь восточные обычаи, принося новые элементы быта. Изменилась одежда, прически, облик дома, питание. Это особенно заметно было в восточных русских землях.

Монгольское влияние серьезно сказалось на менталитете русского общества. Общий характер бесписьменных, юридически не фиксируемых и односторонне неравноправных русско-ордынских отношений коренным образом менял всю русскую систему представлений о политических постулатах и нормах. Русские князья оказывались лично зависимыми от Орды, привыкали к рабскому, унизительному положению. Он культивировали приспособленческую психологию «двух моралей» и переносили это уродливое, рабское положение в свои государства, практикуя на боярах, на дворянстве и особенно на своем народе те же самые приемы, которые применялись по отношению к князьям в Орде.

Одним из важнейших результатов господства Орды над Русью было то, что юридические, правовые нормы, вошедшие в обиход средневековых европейских государств, не только не имели корней в России, но не смогли привиться и позднее, когда средневековье окончилось в Европе, а в России исчезло монголо-татарское иго. Для правовых норм любого характера в России просто не оказалось почвы, ибо любые юридические, правовые, фиксированные отношения фактически были дискредитированы как чужие и чуждые русским условиям самим более чем двухсотлетним опытом их полного отсутствия при ордынском иге.

В результате представления о нормах права на несколько столетий были исключены из системы мышления русского народа. Его систематически воспитывали в обстановке последовательного бесправия. Это создавало не только препятствия на пути развития русской государственности, но и оказывало огромное негативное воздействие на формирование психологии русской нации (причем как общественной, так и личной психологии).

examination/history/question11.txt · Последние изменения: 2014/01/15 12:18 (внешнее изменение)